Четыре мифа об американской демократии

Версия для печати Версия для печати

В любом рунетовском споре, где хоть раз проскальзывает греческое слово “демократия”, обязательно материализуются “патриоты”, доказывающие, что “настоящей демократии нигде в мире не существует”, а её провал в РФ – не признк инфантильности российского народа (он, как жена Цезаря, вне подозрений), а признак неполноценности и порочности самой демократии.

Применительно к США аргументы высказываются следующие:

  1. “Какая же у вас демократия, когда партий всего 2 штуки? Жизнь гораздо многообразнее!”.
  2. “Какая же у вас демократия, когда из-за системы “выборщиков” за Буша проголосовало меньше людей, чем за Гора, а Президентом стал Буш?”
  3. “Какая же у вас демократия, когда СМИ – насквозь продажны (тут идут примеры продажности СМИ)?”.
  4. “Какая же у вас демократия, когда всё решают магнаты?”

1. “Всего 2 партии”

Граждане РФ привыкли к монархической природе своей страны, к тому, что власть начинается где-то в Кремле, спускается по цепочке вниз и доходит до простых людей. В их понимании демократия – это такая форма престолонаследования, когда можно выбрать Царя из допущенных в список “преемников”, а потом привычно расслабиться и постараться получить удовольствие.

Для них, как правило, большая новость, что в США демократия пронизывает жизнь общества сверху донизу. Выборы проходят на всех уровнях: местные, городские, областные, штатовские, федеральные. Об этом, помимо СМИ, постоянно напоминают характерные постеры на газонах, вдоль улиц, на бамперах автомобилей. Неперестанно идут встречи с избирателями, транслируются дебаты по ключевым вопросам. Часть решений принимается напрямую, на референдумах – “хотите ли повысить налоги на X% и на эти деньги организовать быстрый транзит между А и Б?” (если граждане решат строить – начнётся стройка, появятся плакаты о том, кто подрядчик, когда закончит, и так далее).

Почти всё многообразие американской политики сосредоточено именно на местном уровне. Человек в Белом Доме – всего лишь особый чиновник с важными, но вполне конкретными полномочиями. Каждый штат – сам себе мини-государство со своими законами и дорожной полицией. В каждом городе – свои налоги и правила. Двумя партиями выбор не ограничен – обычно борьба ведётся между несколькими кандидатами. Их партийная принадлежность менее важна, чем конкретные предложения (расширять ли хайвеи, пустить ли монорельс).

Чем выше уровень, тем сложнее простому обывателю ориентироваться в вариантах. Макро-процессы недоступны для дилетантов. Лететь ли на Марс или Венеру? Поддерживать Индию или Пакистан? Сигналов на федеральном уровне вполне достаточно самых грубых: “чуть левее”, “чуть правее”; двух партий – вполне достаточно. Кроме этого, партии в США не меняют лишь названия-бренды, а суть и программу непрерывно подстраивают под общественное мнение, проводя своеобразные “маркетинговые исследования” и предлагая обществу востребованный “продукт”. Во времена Линкольна республиканцы были либералами-прогрессистами, выступавшими против рабства. Демократы были консерваторами-рабовладельцами. Сменилось всего несколько поколений – и ситуация перевернулсь с ног на голову. Ничего похожего на “КПСС” с вождём и идеологией на века.

Две партии на федеральном уровне не означают скудность повестки дня. Наоборот, глобальных идей и мнений много, и раскручивать каждый раз новую партию просто нереально. Гораздо быстрее и эффективнее глобальные идеи проталкиваются через уже существующие политические и медиа-площадки.

Альтернативные партии в США существуют, и нет никаких запретов на создание новых. Например, либертарианцы вполне успешно доводят свои идеи до общества (там изначально собираются удивительной чистоплотности граждане, не планирующие свои идеи реализовывать – примерно как в российском “Яблоке”).

2. “Система выборщиков”

Напомню, что Президента в США выбирают довольно заморочным способом. Сначала каждый житель США отдаёт свой голос за того или иного кандидата. Штат выявляет своего своего “победителя”, за которого потом едут голосовать “выборщики” – представители штата (их число зависит от числа местных жителей).

Такая система в редких случаях (когда голоса в стране распределены почти пополам) даёт “сбой” – может оказаться так, что победитель набрал больше голосов выборщиков, но проиграл по числу голосов граждан. Последний раз такое случилось, когда президентом стал Буш-младший.

Между тем, у системы выборщиков есть важные преимущества, чем её долголетие и объясняется.

Во-первых, она отражает устройство США, как союза самостоятельных государств (states). У каждого штата – собственное мнение. Традиция.

Во-вторых, она препятствует фальсификациям. Если в РФ вброс бюллетеней в любой сибирской тайге напрямую улучшает общие результаты “ЕР” (что стимулирует желание местных избиркомов выслужиться перед вышестоящим начальством), то в США нужна массовая, неслыханная афера, чтобы сменить “цвет” штата на противоположный.

В-третьих, система дала “сбой” (если считать это сбоем – см. выше про федеральное устройство США) в 3 случаях из 56. КПД системы вполне достойный – 95%, а ошибки случаются только тогда, когда голоса всей страны разделились почти поровну. В этом случае не так принципиально, какую половину будет представлять победитель – ему придётся идти на компромиссы, а через 4 года его всегда можно сменить.

Подсчёт голосов, на котором многие ошибочно зацикливаются, является не сутью демократии, а лишь её финальным инструментом. Демократия включает в себя широкую общественное дискуссию без цензуры, просев кандидатов через многоуровневые выборы (Обама начинал с массовика-затейника в Чикаго), проверку рефлексов на дебатах, препарирование моральных качеств с помощью СМИ и папарацци, демонстрацию организационных талантов во время избирательных кампаний. Важно не только то, против кого поставят галочку в бюллетене, но и то, кто, как и почему попадает в этот бюллетень.

Если бы демократия сводилась к голосованиям, то демократией следовало бы признать СССР и Северную Корею – там тоже кого-то “выбирали”. Любопытно, кстати, как даже самые одиозные анти-демократические режимы вынуждены обосновывать свою легитимность, имитируя демократические процедуры. Похоже, иного источника легитимности, кроме воли народа, так и не нашлось.

3. “Продажные СМИ”

Раз народ принимает решения, крайне важно, на основе чего он это делает. Невозможно обеспечить точное и эффективное управление на основе искажённых измерений.

Народ пользуется СМИ. Продажность, зависимость СМИ часто приводят в качестве аргумента в пользу государственной цензуры и против свободы слова вообще. Т.е. раз СМИ продажны, то пусть лучше подчиняются государству, чем непонятно кому.

На практике объективность СМИ обеспечивается их массовостью. Каждое СМИ – продажно и зависимо. Но вместе они образуют нестройный хор конфликтующих мнений, из которого рождается та самая равнодействующая, неплохо аппроксимирующая реальность. На каждый MSNBC найдётся свой FoxNews.

4. “Власть шишек”

Для начала вспомним, для чего всё это придумано. Демократия – это способ реализации права собственности граждан на свою страну. Можно привести аналогию с ОАО, где владельцы-акционеры избирают совет директоров, а уже те принимают кадровые и профессиональные решения.

Вопрос о собственности на страну – ключевой. Леса, поля, реки, нефть – чьё всё это? Кто является финальным арбитром с правом последней подписи? Кто определяет судьбу и историю страны – сейчас и в исторической перспективе?

Если ответ на этот вопрос “кто?” – “Народ”, то демократия – ответ на вопрос “как?”. Выборы есть найм менеджеров-контрактников гражданами-дилетантами. Важнейший критерий отбора – моральная чистота; именно поэтому СМИ любят ковыряться в грязном белье политиков, а супружеская измена ставит крест на карьере.

Если вы слышали, что демократия – это когда “все равны”, то забудьте – вас обманули. Демократия – это когда все играют по одинаковым правилам. Успешные, пробивные люди (писатели, бизнесмены и им подобные) достигают большего влияния на общество, их голоса имеют больший вес. Они сильнее влияют на вектор развития страны, позволяя обществу подниматься над своей средне-статистической серостью. Иначе это было бы хаотичным броуновским движением.

У элитизма, помимо достоинств, есть и известные недостатки (например, богатый наследник не так полезен для общества, как его покойный предок, а влияние благодаря деньгам имеет сравнимое). С этими недостатками вполне можно бороться (налог на наследство свыше миллиона – 55%, т.е. через 2-3 поколения заработанные Великим Предком деньги почти полностью вернутся в общество).
©

| |

Похожие записи

| | |

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |