Как продать Родину

Версия для печати Версия для печати

Тем, кто думает, что США ни в каком случае не нападет на Россию из-за возможности взаимного уничтожения, интересно будет узнать, что…

Американцы давали гранты российским ученым, завуалированно предлагая поработать против собственной страны. Принцип “сотрудничества” с российскими учеными везде был примерно одинаков: от инозаказчиков – финансирование, руководство и контроль, от России – высокие технологии и интеллектуальный потенциал. Об этом говорится в документе, переданном газете “Время новостей” анонимом, “который имеет непосредственное отношение к контрразведывательным органам”.

В качестве примера, в частности, приводится проект “Предотвращение возможного захвата ядерного оружия”. Речь идет о террористах, но если вчитаться в поставленные перед российскими учеными вопросы, как становится очевидным – “коллеги” заинтересованы в развединформации для себя.
Сотрудникам секретных российских НИИ предлагалось рассказать о создании позиционных районов ракетных дивизий с учетом дислокации сухопутных войск округа, о размерах боевых позиций межконтинентальных баллистических ракет (МБР) шахтного базирования типа “одиночный старт”, об организации несения службы батальонов боевого обеспечения и охраны. Просили также дать описание инженерных препятствий (ряды колючей проволоки под напряжением от 800 до 3500 вольт, минно-взрывные заграждения по периметру). Интересовались заказчики и мобильными ракетными комплексами, и местами хранения ядерного оружия (объектами “С”). Вопросы ставились очень профессионально: критерии выбора маршрутов боевого развертывания и боевого патрулирования, охрана на маршрутах и так далее.
Научно-исследовательский и инженерный центр ракетного командования армии США проявил заинтересованность в разработке “легкой, плечевой, индивидуальной, переносной, одноразовой системы оружия” для ведения огня в городских условиях.
Проект “Изучение поражаемости живой силы” предусматривал анализ данных, полученных в результате испытаний оружия и военных действий, чтобы предсказать обстановку (давление, время, импульс) за пределами объемно-детонирующего облака. Предлагалось также определить, какие физиологические эффекты (поражение легких, разрыв барабанной перегородки, потеря слуха и т.д.) используются для создания норм безопасности, какой уровень травмы влияет на ухудшение выполнения военных задач. Никакими деньгами нельзя расплатиться за такой опыт, однако цена была названа, и приводить ее просто неловко из-за мизерности.
Или вот такая “скромная” научно-исследовательская проблема: “Система противоракетной обороны Москвы и ее возможности”. В результате наши ученые провели оценочный анализ таких возможностей в сравнении с аналогичной американской системой “Сэйфгард” и сформулировали это в работе “Оценка высоты перехвата системы ПРО”. Они исследовали возможности российских противоракет типа Gazelle (и в России-то о них мало кто знал), которые обладают способностью достигать очень больших ускорений и предназначены для перехвата целей внутри атмосферы. Ответили также на вопросы об архитектуре, характеристиках и параметрах компонентов системы ПРО Москвы – описали режимы работы радиолокационных станций, скорости противоракет, методы выделения боеголовки МБР противника из облака ложных целей, средства преодоления ПРО.
Интересно, как работающие на американцев российские ученые легендировали собственные исследования. Например, “Проведение демонстрационных испытаний средств радиоэлектронного подавления (РЭП) служит одним из решающих факторов, сдерживающих развертывание полномасштабных систем ПРО, поскольку боевые возможности ПРО при наличии на ракетах комплексов РЭП, срывающих функционирование информационных средств военного назначения, становятся крайне низкими”. Теперь, когда США намерены развернуть третий позиционный район своей ПРО в Европе, видимо, уже не сдерживает.
В проекте “Исследование характера будущей войны на море в ходе региональных конфликтов” решалась ни много ни мало проблема локализации и сведения к нулю возможности боевого применения российского атомного подводного флота стратегического назначения – решалась нашими же руками. Цель – создание современной, высокоэффективной комплексной системы обнаружения, сопровождения и уничтожения российских атомных подводных лодок в кризисных ситуациях в акватории Баренцева моря.
Получившие гранты российские ученые подсказывали: отсутствие больших глубин облегчает применение противолодочных средств и дает возможность блокирования маршрутов выхода с мест постоянного базирования российских АПЛ в глубоководные районы открытого океана для боевого патрулирования.

Верхом цинизма в истории с иностранными грантами можно считать контракт управления по специальным видам вооружений министерства обороны США с россиянами на проведение научной работы по проблеме “Метро” общей стоимостью 34 500 долларов. Российские специалисты должны были смоделировать возможные последствия террористического ядерного взрыва в системе тоннелей большой протяженности и получить количественные оценки “эффектов возникновения и распространения сейсмических ударных волн в геологическом массиве, распространения газовых потоков и зон разрушений в результате ядерного взрыва”.
По требованию заказчика в качестве исходных данных взяты “термодинамические и механические характеристики мягких водонасыщенных грунтов осадочного происхождения”, в которых залегают сооружения Московского метрополитена, а также его подземная геометрия”. Российские специалисты должны были выполнить “шесть моделирований для трех энерговыделений мощностью в 1, 10 и 50 килотонн тротилового эквивалента и двух положений взрыва” по согласованию с заказчиком. Работа признана уникальной, поскольку моделировались последствия ядерного взрыва “в близком приближении к реальности”.
Наши специалисты ударно поработали и пришли к выводу: местами закладки взрывного устройства являются одна из центральных станций в пределах кольцевой линии и периферийная станция на одной из радиальных линий. Американская сторона получала методику расчета с применением ЭВМ множества вариантов выбора оптимального по мощности боезаряда и определения наиболее уязвимых в диверсионном отношении мест.
Контрразведчики докладывали своему руководству: “В силу того, что научная работа инициирована и финансируется военным ведомством США, очевидно, что в данном случае решается проблема по возможному уничтожению ядерными боеприпасами малой мощности (ранцевого типа) подземных объектов военно-стратегического назначения, органически входящих в систему Московского метрополитена. Ввиду сложного геологического строения, наличия, помимо метро, разветвленной сети коммуникационных подземных сооружений, значительная часть из которых находится в аварийном состоянии, проведение реального террористического акта в рассматриваемых ситуациях может привести к непредсказуемо катастрофическим последствиям для центральной части г. Москвы”.
Проблема “Метро” органически вписывается в русло принятой военными США концепции: для предотвращения ответного ядерного удара наиболее эффективным и дешевым является нейтрализация системы управления и связи. У Лубянки появились основания предполагать: не исключено, что на территории России американцами были осуществлены запрещенные в США научные разработки ядерного оружия мощностью менее 5 килотонн.
Принцип “сотрудничества” также соблюден в разработках “Космический эшелон российской системы предупреждения о ракетном нападении” и “Тактическое ядерное оружие России”. “Время новостей” называет некоторые другие проекты в рамках зарубежных грантов.
©

Как говорится: «никогда не следует недооценивать предсказуемость тупизны».
Господа, нужно перестать тупить, иначе в один прекрасный момент ответный ядерный удар Россия окажется не в состоянии совершить. Такое может случиться и это – страшно.

| |

Похожие записи

| | | |

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |