Жажда крови

Версия для печати Версия для печати

Создалось впечатление, что интервьюируемый в некотором роде человек-баран… или просто человек-дурак.

С.ПАРХОМЕНКО: …начну с такого короткого вопроса – вы пытались убить Анатолия Борисовича Чубайса?
В.КВАЧКОВ: Нет.
С.ПАРХОМЕНКО: Вы хотели бы – прошу обратить внимание на форму вопроса – вы хотели бы убить Анатолия Борисовича Чубайса?
В.КВАЧКОВ: Приведение в исполнение приговора…
С.ПАРХОМЕНКО: Не, ну я вопрос задал – хотели бы вы убить…
В.КВАЧКОВ: И я отвечаю на него. Приведение в исполнение приговора о смертной казни Чубайса, я думаю, осуществлял бы специально назначенный человек, называемый палач. Я к палачам себя не отношу. Поэтому если Чубайс будет приговорен к смертной казни, это будет исполнять совершенно другой человек. Я к нему никакого отношения не имею.
С.ПАРХОМЕНКО: Таким образом вы отвечаете «нет» – что вы НЕ хотели бы убить Анатолия Борисовича Чубайса?
В.КВАЧКОВ: Я уже ответил – я не хотел убивать Анатолия Борисовича Чубайса, но я желал бы, чтобы он предстал перед судом и его повесили бы.
С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Одобряете ли вы людей, которые хотели бы его смерти?
В.КВАЧКОВ: Вопрос не очень корректный. Он не очень понятен мне. Хотели бы его смерти по какому поводу?
С.ПАРХОМЕНКО: Не знаю, по какому-нибудь поводу.
В.КВАЧКОВ: Если только смерти Чубайса за то, что он сделал с нашей страной, то да, конечно, понимаю. За те злодеяния, что совершил Чубайс в нашей стране.

В.КВАЧКОВ: Уничтожение Чубайса для меня не является преступлением.
С.ПАРХОМЕНКО: Почему?
В.КВАЧКОВ: Потому что Чубайс – я сказал это ему в глаза и повторю перед радиослушателями – национальный изменник и предатель.
С.ПАРХОМЕНКО: То есть вы считаете, что так бывает, что людей можно убивать?
В.КВАЧКОВ: Людей нельзя убивать – противников нужно убивать.
С.ПАРХОМЕНКО: Нет, минуточку – ну Чубайс является человеком. Значит, есть такие люди, которых можно убивать.
В.КВАЧКОВ: Да что вы говорите? Какой же Чубайс человек?
С.ПАРХОМЕНКО: Ну хорошо… это шутка – мы все посмеялись. Вы считаете, что есть такие люди, которых можно убивать?
В.КВАЧКОВ: Я думаю, человек миллионов 50 или 100 в России над этой шуткой не смеется.
С.ПАРХОМЕНКО: Что из этого?
В.КВАЧКОВ: Не знаю, что из этого.
С.ПАРХОМЕНКО: Ну, значит, вы – один из тех людей, которые считают, что людей можно убивать…
В.КВАЧКОВ: Вы меня обвиняете…
С.ПАРХОМЕНКО: Я вас обвиняю в том, что вы только что сказали.
В.КВАЧКОВ: Я офицер. Принимал участие в боевых действиях. И для меня убивать людей и уничтожать живую силу противника – это разные вещи, господин Сергей. Я не убиваю людей. И мои солдаты не убивали людей. И армия не убивает людей – армия уничтожает живую силу противника: оккупантов, пособников…
С.ПАРХОМЕНКО: Я читал ваше заявление, в котором вы или ваши адвокаты – кто-то из тех, кто отстаивал ваши позиции, оправдывал ваши действия, точнее, действия тех, кто покушался на Анатолия Борисовича Чубайса…
В.КВАЧКОВ: Да, так было бы лучше.
С.ПАРХОМЕНКО: …тем, что в стране идет война. Вы действительно считаете, что в стране идет война?
В.КВАЧКОВ: Да, конечно. Страна оккупирована. Война, может, не идет пока. Сейчас она идет завуалировано, в скрытой форме. Россия в оккупации.
С.ПАРХОМЕНКО: Кем она оккупирована?
В.КВАЧКОВ: Она оккупирована еврейской мафией, прежде всего, которая является матрицей для остальных преступных группировок в России.

В.КВАЧКОВ: Я не расцениваю человеческую жизнь по отношению к Чубайсу…
С.ПАРХОМЕНКО: Я не говорю, как. Вот таким вот образом, как вы высказались, вы относитесь к человеческой жизни.
В.КВАЧКОВ: Не к человеческой жизни. Я отношусь так к Чубайсу, а не к человеческой жизни.
С.ПАРХОМЕНКО: Вот таким образом, как вы высказались, вы относитесь к праву мирных граждан вести мирную жизнь…
В.КВАЧКОВ: Чубайс не относится к мирным гражданам в России.
С.ПАРХОМЕНКО: Я отношусь к мирным гражданам в России – я живу в этом городе…
В.КВАЧКОВ: А что, вы были подорваны на Митинском шоссе?

С.ПАРХОМЕНКО: «Замысел партизанской операции по ликвидации Чубайса не может рассматриваться как преступный»!
В.КВАЧКОВ: Не может.
С.ПАРХОМЕНКО: То есть вы решили это уже. А замысел партизанской операции по ликвидации меня может рассматриваться как преступный?
В.КВАЧКОВ: А вы здесь причем? Вы что, Чубайс, что ли?
С.ПАРХОМЕНКО: А, то есть вы решили, что нет. Замысел партизанской операции по ликвидации звукорежиссера Марины Лиляковой, которая вон там сидит, может рассматриваться как преступный?
В.КВАЧКОВ: Не нагоняйте ужастиков. Ни вы не являетесь Чубайсом, ни эта женщина.
С.ПАРХОМЕНКО: Вы ее жизнью уже распорядились? Она может жить или вам в нее можно стрелять?
В.КВАЧКОВ: Вы говорите какие-то чудовищные вещи. Какое отношение…
С.ПАРХОМЕНКО: С Чубайсом у вас все ясно…

Оправдательный приговор по фигурантам дела Анатолия Чубайса.
Нет, все-таки Квачков – человек-дурак…

| |

Похожие записи

| | | |

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |