Владимир Буковский: “Кто он такой? Презренный подполковник КГБ!”

Версия для печати Версия для печати

Обличительное интервью господина Буковского для BBC World. Как в детском саду: Ничего не знаю, все вокруг пид#расы, один я Д’Артаньян!
Высокого полета человек, однако…
Про Путина…

Владимир Буковский: Нет. Он не имеет никакого отношения к росту материального благополучия граждан. Все это произошло только благодаря удаче, благодаря росту цен на нефть и газ. В экономику он ничего не привнес и ничего в ней не сделал. Ему просто повезло.

Про ГУЛАГи…

Стивен Саккер (Stephen Sackur): И вот здесь для меня всплывает самый главный вопрос: ведь у Владимира Путина нет гулагов, он не сажает людей вроде Вас в психиатрические лечебницы на годы.
ВБ: Это не так. Уже не так. Только сегодня в стране уже сидят за решеткой два десятка политзаключенных. При Ельцине не было ни одного – а сегодня, с приходом Путина к власти, мы видим больше и больше политических репрессий, все больше и больше людей не только убивают по политическим мотивам, но и сажают и в тюрьму, и в психиатрические лечебницы. Только в этом году был большой скандал, когда в Мурманске одну женщину посадили в психиатрическую лечебницу за ее журналистскую работу и критику местных властей. Как минимум полдесятка таких случаев уже есть.
Иными словами, возвращение идет. Репрессивная политика Советского Союза медленно возвращается. Конечно, это не то, что было при Сталине…
СС: Стоп-стоп-стоп! Знаете, когда Вы добавляете вот это ‘конечно-это-не-то-что-было’, то поневоле задаешься вопросом, а зачем тогда напрямую сравнивать одно с другим? Я начал свою фразу со слова ‘гулаг’, и Вы не попытались убедить меня в том, что Путин медленно воссоздает гулаги…
ВБ: Ну, кто знает, кто знает… все гулаги начинаются с того, что по политическим причинам арестовывают несколько человек, а потом все это растет и растет. И сегодня у нас уже таких пара десятков – не считая, кстати, чеченцев! Мы не знаем, сколько чеченцев держат в так называемых ‘фильтрационных лагерях’ – может быть, тысячи. Там их пытают, избивают, убивают… я хочу сказать, что просто мало что об этом знаем.

Путин - плохой! Я хороший!

Про популярность Путина…

СС: Вы хотите сказать, что не согласны с тем, что президент Путин сегодня популярен?
ВБ: Ну, не так популярен, как об этом говорят. Что-то у него, может быть, и есть…
СС: Не уходите от вопроса. Вы согласны или не согласны с тем, что президент Путин сегодня пользуется популярностью в российском народе?
ВБ: Неизвестно, сколько народа его на самом деле поддерживает. Я сомневаюсь, что больше 50 процентов. Сомневаюсь. Они говорят о 80 процентах? Они могут сказать и ‘сто процентов’, какая разница? Вся система уже ‘заряжена’ настолько, что люди боятся говорить то, что думают. Поэтому нельзя серьезно относиться к этим опросам. На них просто нельзя обращать внимания.

Про посещения России…

ВБ: Я езжу в Россию. И потом, сегодня есть возможность получить всю информацию о том, что там происходит…
СС: Сколько раз Вы были в России за последние тридцать лет?
ВБ: Ну, последние одиннадцать лет мне не разрешали туда ездить… мне не давали визу, но месяц назад я был в Москве…
СС: И долго пробыли?
ВБ: Несколько дней. В понедельник я еду еще и в Санкт-Петербург.

Про решение проблем…

СС: Но разве – и здесь мы возвращаемся к тому, что Вы уже давно не были в России – нет такого, что многие простые русские люди связывают либеральное демократическое движение с хаосом, коррупцией, нестабильностью и ужасающей нищетой ельцинских лет, 90-х годов? От этого никому не уйти, и Вам в том числе.
ВБ: Ну, это не моя проблема.
СС:> Нет, при всем моем к Вам уважении, это Ваша проблема.
ВБ: Нет. Я им тот режим не навязывал.

Про американскую систему ПРО в Европе…

СС: А вот это очень интересно… как я уже сказал в самом начале, Вы рассматриваете возможность выставить свою кандидатуру на президентских выборах. И даже если вы этого делать не будете, вы же наверняка присоедините свой политический вес и влияние к союзникам – Гарри Каспарову, Борису Немцову и другим, кто, как и Вы, выступает в защиту демократии.
В общем, Вы наверняка будете пытаться проводить скоординированную кампанию… И что, Вы в рамках такой кампании будете говорить российскому народу: ‘у нас не должно быть никаких проблем с американской системой ПРО’? . .
ВБ: Совершенно никаких.

Обмен любезностями…

СС: Когда Вы излагаете свою точку зрения на стратегические вопросы – совершенно противную точке зрения Кремля – мне невольно раз за разом вспоминается, что последние три десятка лет Вы прожили в Соединенном Королевстве. Сейчас Вы – человек Запада, а не человек России.
Давайте я Вам процитирую, что сказал Путин на митинге всего пару дней назад: ‘находятся еще внутри страны те, кто “шакалит” у иностранных посольств и рассчитывает на поддержку иностранных фондов и правительств, а не на поддержку своего собственного народа’. ‘Тем, кто противостоит нам, нужна слабая, больная Россия. Им нужно дезорганизованное и дезориентированное общество, чтобы за нашей спиной обделывать свои делишки’. Он это случайно не о Вас?
ВБ: Мне он не интересен. Кто он такой? Презренный подполковник КГБ. Люди, подобные ему, бегали за мной по улицам Москвы всю мою жизнь, когда я жил в России. Он – ничто!

Героическое о себе…

ВБ: Моя задача – дать людям мужество, потому что они его потеряли. У них нет больше смелости. Они думают, что враг слишком силен, что их слишком мало, и моя задача – прийти к ним и сказать: почти пятьдесят лет назад, когда мы впервые восстали против советской системы, нас было еще меньше, а враг был еще сильнее.
И сегодня, когда люди снова боятся сказать то, что думают, моя задача – прийти к ним и сказать: вот он я, я здесь – и я не боюсь. Как не боялся пятьдесят лет назад. Это все, что я могу сделать. Я могу помочь таким людям, как мой добрый друг Гарри, или Немцову – любому, кто пойдет…

Владимир Буковский: “Кто он такой? Презренный подполковник КГБ!” (”BBC World”, Великобритания).
Про таких говорят: ему плюнь в глаза, а он: это Божья роса…

| |

Похожие записи

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |