Дураки и поэты

Версия для печати Версия для печати

Место действия: Кишинев. Драма. В ролях: анонимная группа жителей Кишинева и бюст великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

В своем обращении инициативная группа называет оскорбительными для кишиневцев пушкинские строки: “Проклятый город Кишинев, бранить тебя язык устанет…”. Также оскорбительными для себя “жители города Кишинева и всех молдавских территорий” сочли выбитые на постаменте бюста слова: “Здесь, лирой северной пустыню оглашая, скитался я…”. Возмущенные сторонники переноса памятника утверждают, что в момент пребывания Пушкина в бессарабской ссылке “губерния отнюдь не была пустыней, а местностью со своими культурой, бытом, фольклором”.

“Оскорбленные” Пушкиным кишиневцы требуют убрать памятник поэту из центра города.
Давайте тогда засучим рукава и прищучим наше родное, виликое и могучее литературное достояние, к примеру: за разжигание национальной ненависти.

Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса.

Александр Сергеевич Пушкин. Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях.

В реке бежит гремучий вал;
В горах безмолвие ночное;
Казак усталый задремал,
Склонясь на копие стальное.
Не спи, казак: во тьме ночной
Чеченец ходит за рекой.

Казак плывет на челноке,
Влача по дну речному сети.
Казак, утонешь ты в реке,
Как тонут маленькие дети,
Купаясь жаркою порой:
Чеченец ходит за рекой.

На берегу заветных вод
Цветут богатые станицы;
Веселый пляшет хоровод.
Бегите, русские певицы,
Спешите, красные, домой:
Чеченец ходит за рекой.

Александр Сергеевич Пушкин. Кавказский пленник.

По камням струится Терек,
Плещет мутный вал;
Злой чечен ползет на берег,
Точит свой кинжал.

Михаил Лермонтов. Казачья Колыбельная Песня.

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.

Михаил Лермонтов. Кинжал.

И дики тех ущелий племена,
Им бог – свобода, их закон – война;
Они растут среди разбоев тайных,
Жестоких дел и дел необычайных.
Там в колыбели песни матерей
Пугают русским именем детей,
Там поразить врага не преступленье;
Верна там дружба, но вернее мщенье;
Там за добро – добро, и кровь – за кровь,
И ненависть безмерна, как любовь.

Михаил Лермонтов. Измаил-бей.
Настоящие разжигатели, ей Богу!
P.S.
Искал материал о разжигании и всем прочем в стихах и совершенно случайно наткнулся стихи современных Чеченских поэтов. К этому посту как не особо липнет, но ознакомиться, мне кажется, стоит.
Тема, ей Богу неудобная, колючая – Кавказ… Ну, просто, для примера: как нужно разжигать по-настоящему! У меня просто нет слов…

Я вернуться не смог из последнего боя,
И из жизни ушел, словно в почву вода…
Как бессмертный шахид из села Аллероя,
Я в обитель небес вознесён навсегда.
В окружении гурий и в мареве райском
Я купаюсь в серебряной звёздной пыли.
Бил врага я не только в селе Первомайском,
Но и в каждом квадрате чеченской земли.
Русскомордая мразь, словно злые сарматы,
Заползает в Чечню, как в ущелья — туман.
Я при жизни вносил в гущу этой армады
Ветер смерти и страха слепой ураган…
Моджахеды мои, я вас очень прошу
Не забыть Исрапилова Хункар-Пашу…

Как выглядит она — чеченская атака,
Где главное— “поймать” связующий момент,
Где даже в мелочах мы избегаем “брака”?
Скажу вам как амир и вице-президент:
Позицию врага мы щупаем разведкой,
Чтоб чётко уяснить подходы и маршрут,
И наступаем вдруг, и со стрельбою меткой
Врываемся гурьбой во вражеский “уют”.
Засевших на посту жестоких русских гадов
Мы валим, словно лес, шитьём из автоматов,
Взрывая кое-где гранату иль фугас,
Наращивают мощь чеченцы-комбатанты,
Бегут, сдаются в плен и гибнут оккупанты…
Блок-пост берём вот так, и, максимум, за час!..

Мы вышли на Джихад. Нас было девять братьев,
Как вестников смертей для русских палачей…
За нами вслед ползёт бессильное проклятье
Бандитов-россиян и местных “стукачей.”.
Хотя и часть из нас ушла под Трон Аллаха,
Врагам не сократить Ахмадовых число:
Мы — кара для Русни, а также —символ краха.
Джихад у нас в семье -святое Ремесло!..
Искусанные злом, овеянные славой,
Преследуем врага сквозь гибельный туман…
Мы посланы на бой Ичкерией — державой,
И молится за нас родной Урус-Мартан…
Нас расселил Аллах: одних — на свете бренном,
Других — на свете том, зато в раю нетленном!..

Твои руки в крови, на меня не смотри,
Я тебя не сумею простить.
Слишком много уж зла твоя жизнь принесла,
И я здесь, чтоб тебе отомстить.

Вижу заячий страх в твоих лживых глазах,
Но не тронет он душу мою.
Когда дуло у лба, запоздала мольба:
Я нажму на курок, я убью.

За братьев, сестер с расстрелянных гор,
За тех, кого с нами уж нет,
Тех, кто жил и любил, и кого ты убил
Не дрогнет в руке пистолет.

Где же гордость твоя, где бравада твоя?
Что слезами полнятся глаза?
Ведь по жизням людей из твоих же очей
Никогда не упала слеза!

Не молись, лицемер, все равно ты, как зверь
Умираешь, от страха скуля.
Нет прощенья тебе, твое сердце во мгле,
Лишь Огонь ожидает тебя.

Мои нервы – струна, не порвется она,
Пред глазами кошмары войны…
Грохот выстрела, вскрик… Что ж, пришел этот миг!
Отправляйся в приют сатаны.

Эти стихи лежат вот тут: на форуме «У камина» – Стихи о Чечне и Грозном. Там можно найти и хорошие стихи, и вот эти, пропитанные ненавистью и насилием. И тех и других – очень много. Даже не знаю, что сказать по этому поводу… вот такие дела, товарищи… простите за немного сбивчивый пост…

| |

Похожие записи

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |